ВФ МГИУ
КОНСУЛЬТАЦИИ О ПОСТУПЛЕНИИ

Вероятностное образование

В противоположность традиционному учебному процессу, где абсолютным законом является так называемая школьная программа, которая составлена заранее и которую требуется «проходить», жестко планируя и расписывая наперед учебное время, вероятностное образование отказывается от самой идеи учебного плана как незыблемого закона, структурирующего весь учебный процесс. Учитель твердо знает, чем он будет заниматься с учениками через день, через неделю, через месяц, через год. В строгом регламенте школьного расписания отсутствует дух творчества, авантюры, дух приключения.
Кстати говоря, отсюда и происходит подростковый кризис отношения к школьным ценностям, поиск себя за пределами школы. Если в самой школе жизнь подменена расписанием, следовательно, нужно искать жизнь в других местах. Например, в подростковой тусовке, где есть возможность оторваться от регламентированной школой жизни. Или в наркотиках, ценность которых для подросткового сознания как раз в том и состоит, что они дают мощную иллюзию событийности -- иллюзию того, что что-то происходит на самом деле.
Новая форма образования в качестве фундаментальной культурной ценности выдвигает принцип творческой неопределенности, принцип вероятностной размытости будущего. Она построена на событийной основе -- как цепь не запланированных заранее образовательных событий, совершающихся здесь и теперь, а не в соответствии с каким-то заранее придуманным учебным сценарием.
Академик Д. С. Лихачев вспоминал: когда он учился в шестом классе, а было это в начале 1920-х гг. в одной из экспериментальных школ Наркомпроса, то в течение целого года уроки литературы были посвящены исключительно пушкинскому «Медному всаднику». Так получилось -- начали читать, и оказалось, что «Медный всадник» -- это целая Вселенная, по которой можно путешествовать бесконечно, и эти дети не прошли «Медного всадника», а вошли в него и не нашли в себе сил из него выйти.
Пушкинский «Медный всадник» стал настоящим событием, сломавшим всю учебную программу. А самое главное -- благодаря такого рода неплановому, вероятностному повороту учебной траектории и сам Пушкин, и история российская, и русский язык, и история литературы российской явились этим шестиклассникам как необходимое продолжение увлекательного приключения -- чтения «Медного всадника», а не как очередной дежурный набор пройденных тем. Для вероятностного образования главный вопрос вовсе не в том. чтобы успеть пройти те или иные программные пункты, а в том. чтобы на этом программном пути нашлась хотя бы одна точка, которая расширилась бы до масштабов Вселенной. Потому что только в этом случае происходит чудо образования, тождественное чуду культуры.
Вероятностное образование не просто сообщает мальчикам я девочкам о достижениях и памятниках мировой культуры в установленном сверху формате, а моделирует культурный процесс в его реальной творческой непредсказуемости. В новой системе обучения не только у ученика, но и у учителя нет сценарной разработки очередного урока, и никто не знает, чем закончится очередное путешествие в мир культуры. Открытость, непланируемость результата очередного культурного путешествия -- здесь высшая ценность. Движение в образовательном пространстве непредсказуемо, так как маршрут прокладывает сам ребенок. А учитель идет за ним, формулируя то, что открыто на их общем пути. Вероятностный педагог -- человек, сознательно находящийся в позиции активного незнания. Результаты путешествия по миру знаний регулярно обсуждаются на классной дискуссии и совместно намечаются маршруты дальнейшего движения. В результате дети осваивают законы культуры, вживаясь в процесс ее созидания. Как следствие, возрастает интерес к учебе и повышается успеваемость.
Скелетом образовательной среды выступает обширная библиотека, где книги определенным образом упорядочены -- по странам, эпохам, предметным областям, и притом находят в открытом доступе. При этом чем больше в библиотеке книг, представляющих самые разные области культуры, тем более увлекательным и разноплановым может быть путешествие. Это модель исследовательской лаборатории, в которой дети и педагог вместе занимаются увлекательной поисковой деятельностью.
Здесь вроде никто никого не учит. Обучает сама среда -- особое образовательное пространство, созданное совместными усилиями учителя и ученика здесь и сейчас. Оно продуктивно потому, что является микромоделью реальной человеческой культуры, которая пронизана разнонаправленными векторами мотивации и заинтересованности. Отсюда и ярко выраженное желание ребенка отправиться в свое собственное, глубоко личное путешествие по лабиринтам знаний. Педагог здесь нужен только в роли проводника, экскурсовода, консультанта или помощника. Маршрут прокладывает ребенок. При этом от него вовсе не требуют, чтобы воспроизводил учебный материал, придуманный для него взрослыми дядями и тетями, который, кстати сказать, часто им самим и непонятен.


новости